Интервью с дутым Колей

Дата : 22.09.2011
Автор : Dr.Grinders
Интервью с дутым Колей
По сложившейся традиции, из всех людей, причастных к великой игре – Футболу, в эпицентре внимания находятся игроки, тренеры, президенты, популярные журналисты, комментаторы, пресс-атташе, руководители всевозможных федераций. Именно им отводятся огромные газетные площади, драгоценные минуты эфира, именно их имена часто можно услышать в разговорах в людных местах: в кафе, в общественном транспорте, в очереди в кассу в супермаркете. Именно им достаются восторженные взгляды и вздохи поклонниц, именно они становятся кумирами, образцами для подражания, предметами ожесточённых споров в пивной. Плакаты именно с их изображениями висят в тинейджеровских комнатах рядом с плакатами фронтменов популярных групп и суперменов из голливудских блокбастеров. Именно их имена заведены в группу VIP в дорогих мобильных телефонах дорогих городских проституток.

Да, они всё это заслужили. Этого никто не отрицает. Каждый из них расскажет вам животрепещущую историю о бедном-полуголодном детстве, где кроме футбольного мяча ничего в принципе и не было. Или о изнурительных часах тренировок. Или о страшной травме, после которой любой другой бы остался инвалидом и ни за что бы не вышел на футбольное поле.
Это всё лишнее. Прервите их на полуслове. Никто не собирается оспаривать их право быть королями. Если не футбола, так ночного клуба. Пусть и дальше остаются звёздами, хозяинами жизней, темами для разговоров. Пусть висят на детских стенах, пусть навещают самых дорогих женщин. Дорогих в финансовом эквиваленте.

Они всё это заслужили. Они – главные актёры в грандиозном спектакле под названием Футбол. Игре, которая, несмотря на все горы мерзости, которые её окружают, остаётся Великой. И имеет миллионы поклонников. Они сами диктуют правила футбола и сами по ним играют. Мы за ними наблюдаем, разинув рты. Они Актёры. Мы публика, сторонние наблюдатели, чернь. Они  Звёзды.

Никто не спорит, они это заслужили. Без них было бы скучно. Мы бы не ходили на стадион и не смотрели бы футбольное обозрение в конце недели. Детские стены были бы тусклыми. Дорогие женщины были бы дешевле.

Но Футбол – это не только они. Как и в любом спектакле, в нём есть люди, находящиеся за сценой, но активно принимающие участие в театральной жизни. Декораторы, костюмеры, билетеры и осветители. Любящие Футбол. Живущие Футболом. В их жизни Футбол на безоговорочном первом месте. С огромным отрывом. За много туров до окончания Футбол – чемпион их жизней. А зачастую и смысл их жизней. Не знаю, заслужили ли они такие жизни. Преданные болельщики, работники клубов и стадионов, легенды секторов. В лучшем случае администраторы, в худшем – дворники и сторожа. В лучшем случае предприниматели, в худшем – птушники и бомжи. Они есть. Не замечать их невозможно. Наверное, вы – один из них.

Они есть. Их имена иногда можно услышать в разговорах в людных местах. Но особо ими никто не интересуется. Они неинтересны. Они – не короли. От них не исходит звёздного сияния. Они привязаны к конкретному футбольному клубу не на один год контракта и не на правах аренды, а на всю жизнь. Зачастую между их жизнью и футболом можно смело ставить знак равенства. Обойти их вниманием было бы нечестно. Но если вы принесёте материал о них вашему шефу, он засомневается в ваших способностях. Умственных и профессиональных. Материал о Послушных Работниках Футбола явно не станет трамплином в вашей карьере. Но эти люди имеют право о себе рассказать. Они заслужили это право. А некоторые из них это право выстрадали.

Этого человека знают все, кто посещает стадион “Ворскла”. Его часто можно встретить на полтавских улицах. Завсегдатаи полтавской арены относятся к нему с трогательной симпатией. Никто не вспомнит, когда именно он стал неотъемлемой частью футбольного клуба. Но все скажут, что случилось это давно.

Он долго не соглашался на интервью. Он не привык к разговорам “на диктофон”. Он привык делать свою работу и уходить домой. Уходить в свой мир. Но он не производит впечатления неудачника. Когда он говорит о “Ворскле”, у него горят глаза. В этой жизни он точно на своём месте.

- Представьтесь, пожалуйста.

- Меня зовут Личковаха Николай Николаевич. Я являюсь талисманом футбольного клуба “Ворскла”. Человек, который ходит по дорожкам полтавского стадиона во время домашних матчей нашего клуба в костюме Рыси – это я.

- Профессия у вас, прямо скажем, необычная…

- Действительно, необычная и непростая. Сейчас часто можно в городе встретить людей в костюмах. Особенно в праздничные дни или во время проведения каких-то рекламных промоакций. К этим людям я отношусь негативно. Для них это источник единоразового дохода или просто развлечение. Это либо барыги, либо аматоры. Сегодня они в костюме Покемона, завтра – Сочного Арбуза“Дирол”, а послезавтра в непонятном костюме то ли Белки, то ли Медведя. Извините, но это просто проститутки в костюмах. Они анонимны. Они хамелеоны. У них нет лояльности к своему костюму. Они не вкладывают душу в своего персонажа. Им не понять, что значит провести десятилетие в одном костюме Рыси. В одном образе. В качестве талисмана своего клуба. В качестве двенадцатого игрока команды. Не того мифического двенадцатого игрока, о котором часто пишут пресса и Интернет, а реального, живого. Из плоти и крови.


- Расскажите, как вы стали талисманом полтавской “Ворсклы”.

- Это долгая история. Но если вы готовы её выслушать, то, пожалуйста.

Начать следует издалека. Из моего детства. Корни моей любви к футболу восходят в те далёкие времена. Я родился в благополучной семье. Мой отец был преподавателем в одном из учебных заведений, мать работала в облпотребсоюзе. Мы жили в двухкомнатной квартире на одной из центральных улиц. То было время тотального увлечения футболом. Сборная СССР стала призёром мирового чемпионата, матчи союзного первенства привлекали к себе внимание огромного числа телезрителей и радиослушателей. Полтавский “Колхозник”, а затем “Строитель” успешно выступали во второй союзной лиге. Футболом было увлечено огромное количество людей. Он был воистину Народной Игрой. Люди, не заставшее то время, сейчас не могут вообразить масштабов тогдашней футбольной лихорадки. Никакой индустрии развлечений не было в помине. Государство жёстко контролировало мысли и увлечения своих граждан. Одним из официально дозволенных хобби был футбол. И пользовался он этим своим монопольным правом умело.

Бытует мнение, что на кухнях интеллигентных людей в 60-х годах прошлого века основной темой разговоров была критика советской власти. У нас основной темой дебатов был футбол. Результаты матчей, обсуждение острых моментов, судейских ошибок и комментаторских оговорок. Любовь к футболу я унаследовал от отца. Он привил мне любовь к этой прекрасной игре. И это чувство во мне с годами лишь крепнет.

Футбол для меня был всегда на первом месте. Мальчишкой с утра до вечера я играл на нашей дворовой площадке в футбол со своими сверстниками. В команде своей школы я неоднократно участвовал в турнире “Кожаный мяч”. Тогда практически все школьники посещали спортивные секции. Школа-секция-дом – стандартный режим дня. Летом все массово ехали в пионерские лагеря. Сейчас молодежь предоставлена самой себе. Даже не себе, а улице. Со всеми её негативными влияниями. Чего стоят одни только салоны игральных автоматов, дискотеки, ночные и компьютерные клубы. Молодые люди превращаются в быдло, гопников. Они разговаривают не на человеческом языке, а на каком-то туземном диалекте. Они слушают примитивную музыку, носят какие-то немыслимые вещи. Спасти их может только футбол, вернуть к человеческой жизни. Государству необходимо срочно принять программу развития футбола и его популяризации. Это вопрос стратегической важности. Это вопрос нашего выживания как homo sapiens.

- Неужели футбол способен стать панацей от всех бед?

- Вам сложно представить весь потенциал этой великой игры. Вам не понять, какую роль играл футбол в обществе во времена моей молодости. И я считаю, что влияние это было сугубо позитивным. Я считаю, что Лобановский или Блохин куда больше подходят на роль кумиров, чем Верка Сердючка, Бодров или Эминем.

- Давайте всё же вернёмся к вам. Как развивалась ваша дальнейшая жизнь?

- Я окончил институт, в котором работал отец, и остался работать в нём лаборантом. По-прежнему мы с отцом были рьяными болельщиками. Полтавская команда тогда уже называлась “Ворскла”. В 1988 году она провела фантастически успешный сезон, лишь немного не дотянув до первого места в своей зоне. В том сезоне я не пропустил ни одного матча на полтавском стадионе. Тогда я даже не мог себе представить, что спустя несколько лет стану работником футбольного клуба…

- Как это случилось?

- В начале 1990-х годов в обществе произошёл кардинальный переворот. Экономика СССР рухнула. Наши сберегательные книжки, на которых находились внушительные суммы, превратились в макулатуру. Облпотребсоюз, где трудилась мать, распался. Наши с отцом зарплаты стали просто смешными. Кроме того, их выплачивали с задержками до полугода. То было время зарождения капиталистического строя. Футбол меня по-прежнему очень интересовал, но наряду с ними откуда-то всплыло огромное количество проблем. Нам стало не на что жить.

Преподавательский состав в то время либо выезжал за границу, либо подавался в бизнес. Мы с отцом тоже стали предпринимателями. Даже сейчас мне сложно вспоминать об этом времени. Мы работали, не покладая рук с утра до вечера. Мы спали по нескольку часов в сутки. Это было очень тяжело, особенно для моего уже немолодого отца. И оказалось бесполезным. Мы потеряли всё. Двухкомнатную квартиру в центре города нам пришлось покинуть.

- Что произошло?

- Мы заняли не ту нишу и связались не с теми людьми. Об остальном, если позволите, я умолчу.

- Что было дальше?

- Мы перебрались в полуразваленный частный дом без удобств в районе Парка Победы. Для отца жизнь вообще потеряла какой-либо смысл. Он начал пить. По правде сказать, не то что начал, а пил не переставая. Стал злоупотреблять спиртным и я. Было очень обидно, что жизнь с нами так обошлась. Какое-то время мы жили только на те деньги, которые зарабатывала мать. Она то где-то убирала, то что-то продавала, а то и собирала стеклотару. В то время её проблемы нас мало заботили.

- Как я понимаю, вскоре вы вернулись к нормальной социальной жизни…

- Я да, но не мой отец. Для него весь остаток жизни прошёл в алкогольном тумане. Я же понимал, что на дне стакана решения всех проблем не найти. Нужно было приспосабливаться к новым условиям. В то время найти хоть какую-то работу было непросто. Тем более мне, с третьей группой инвалидности. Дело в том, что у меня врождённая тяжёлая болезнь горла. Какое-то время я числился и получал зарплату на одном из предприятий города, которому нужен был инвалид в штате для каких-то налоговых льгот. Время от времени я приходил на место работы, чтобы вынести мусор, покрасить забор или демонтировать кирпичную стену. Приятного в этой работе было мало, но хоть какие-то деньги мне платили.

- Помнится, в это же время вы судили матчи чемпионата города.

- Да, несколько сезонов я был боковым арбитром матчей на первенство города, проходивших на стадионе “Динамо”. Своеобразная шабашка. Что поделать, приходилось заниматься чем угодно, лишь бы свести концы с концами.

- В это время вы и попали в футбольный клуб “Ворскла”?

- Да, в 1994-м году после одного из матчей чемпионата города, от кого-то я услышал, что в ФК “Ворскла” нужен хозработник. После разговора с тогдашним начальником клуба Геннадием Слюсаревым я им и стал.

- Что входило в ваши обязанности?

- Обязанностей было множество. Во время тренировок я выносил мячи и прочий инвентарь, носил в прачечную форму игроков, убирал в подтрибунных помещениях, помогал поддерживать в норме газон, в качестве подсобного рабочего участвовал в обустройстве базы клуба, приводил в порядок сектора после домашних матчей. Последнее было самым тяжёлым и неблагодарным трудом. Хотя в то время на стадион ходило мало людей, но мусора после себя они оставляли достаточно. К сожалению, уровень культуры наших болельщиков уже тогда был очень низким, и продолжает ухудшаться на наших глазах. Вам сложно представить, сколько хлама извлекают после матчей с трибун! Я счастлив, что теперь этим занимаюсь не я, а другие люди.

- Как я понимаю, вы проработали разнорабочим до выхода “Ворсклы” в высшую лигу?

- Если судить по трудовой книжке, то я работаю им до сих пор. С 1994-го года в ней нет никаких изменений. В следующем году я буду отмечать 15-тилетие своей работы в ФК “Ворскла”. Но с тех пор мой статус, понятно, несколько изменился.
С выходом команды в высшую лигу в 1996-м году у руководства клуба появились новые требования к имиджу команды. Не вспомню уже, кто предложил идею клубного талисмана. Тогда они были лишь у немногих команд высшего дивизиона. Наш видеооператор Андрей Колесник в форме шутки предложил мою кандидатуру на эту роль. И в этой шутке оказалась огромная доля правды. Идея приглашать на каждый матч профессиональных артистов из театра Гоголя была отвергнута. Всё-таки я был связан с командой определёнными корнями. И никакой театрал не смог бы так переживать за исход матча, как я.
В сезоне 1996-го года я дебютировал в качестве клубного талисмана.

- А почему в качестве талисмана была выбрана именно рысь?

- Знаете, это решение принималось в считанные минуты. Рысь оказалась наиболее подходящей кандидатурой. Согласитесь, рысь это лучше, чем некое обезличенное облако в штанах.

- С этого момента и начался ваш звёздный час?

- Да, действительно я стал не каким-то дворником-носильщиком, а полноправным членом клуба, напрямую влияющим на результат матча. Ведь теперь я мог поднять эмоциональный и волевой дух нашей команды или понизить тонус соперника. Умело манипулируя поведением наших болельщиков на трибунах, я неоднократно способствовал открытию у родного клуба так называемого “второго дыхания”. Сергей Морозов даже включал мои перемещения по дорожкам стадиона в тактические схемы игры команды.

Меня стали узнавать на улицах, просить автографы, фотографироваться со мной. Мне стало намного проще решать личные вопросы. Теперь я мог зайти в кабинет чиновника, представиться клубным талисманом Рысью и в 99% случаев получить положительный ответ по своему вопросу. На базаре люди продавали мне вещи и продукты со значительными скидками, а иногда и просто дарили. К такой популярности я привык не сразу.

- Как известно, у популярности, как у любой медали, две стороны…

- Вы правы. Особенно меня недолюбливают обитатели 22-го сектора. Наши так называемые фанаты. Я для них нечто вроде красной тряпки для быка. Несколько раз мне приходилось спасаться от их разъярённой толпы бегством. Естественно, никакими болельщиками я их не считаю. Это люди, не имеющие с футболом ничего общего. Бездумная толпа, стадо маргиналов. Все попытки объединить их в официальный Фан-клуб не увенчались успехом. Они способны приносить клубу только проблемы и штрафы. Вспомним, недавний их транспарант “Разом за расизм”! Мне кажется, правоохранительным органам следует всерьёз заняться этими ребятами…

- Болельщиков надо ценить всех, какими бы они ни были.

- Если бы их энергию направить в положительное русло, они принесли бы огромную пользу своей поддержкой. Конечно, этих ребят можно исправить. Сейчас наш пресс-аташе Артём Лобанов в очередной раз взялся организовывать Фан-клуб. Я уже дал предварительное согласие стать его почётным президентом. Надеюсь, все вместе мы поднимем уровень поддержки “Ворсклы” до уровня ведущих клубов.

- Правда ли что вы недолюбливаете легионеров?

- Не совсем. Наши первые легионеры – американец Бербари, болгары Кефалов и Даил – были нормальными белыми парнями, с которыми я всегда находил общий язык. Но последовавшие за ними африканцы – это уже слишком. Это люди с совершенно другим, отличным от нашего, менталитетом, низким уровнем развития и культуры. За ними бегают толпы мальцов, но я их всерьёз не воспринимаю. С одним из них, камерунцем Молонго, у меня когда-то даже возникла потасовка. Я всецело приветствую таких легионеров, как Грумич, но африканцам в нашем чемпионате, как по мне, делать нечего.

- Есть ли у вас какие-то приметы и традиции в преддверии матчей?

- Конечно, без них в нашем трудном деле никуда. В день матча я живу по особому распорядку дня. У меня свои правила выхода на поле и поведения во время матча. Есть и свои характерные поговорки. Но, как известно, приметы разглашать не принято.

- И всё же, могли бы вы поделиться хоть одной из них с нашими читателями?

- Когда бьют пенальти в наши ворота, я бормочу себе под нос старое магическое заклинание: “Сири очи жаби в рот”. Оно порою выручает.

- Завсегдатаи трибун часто величают вас Колей Дутым. Как вы к этому относитесь?

- Это прозвище связано с моей болезнью горла, о которой я упоминал. Раньше мне не нравилось это прозвище, я считал его обидным. Но потом я понял, что за ним стоят симпатии и уважение настоящих болельщиков, понимание того, что мы с ними делаем общее дело.

- Довольны ли вы уровнем ваших доходов?

- Я думаю, что моя зарплата немногим ниже средней для нашего города. Я доволен тем, что занимаюсь любимым делом и получаю за это определённое материальное вознаграждение.

- Правда ли, что за ваш костюм Рыси один из полтавских бизнесменов предлагал внушительную сумму?

- Да, это имело место. Я не могу назвать его фамилию, но это далеко не последний человек в городе. Преуспевающий предприниматель, депутат Полтавской Облрады, постоянный посетитель наших матчей, причём не только домашних. Сумма, которую он предлагал за мой костюм, была близка к 5000$.  Но костюм не продаётся. Он всё правильно понял, не стал обижаться.
Коментарі
Коментувати новини можуть лише авторизовані користувачі